Ангельская эпоха

Ангельская эпоха

Какое наследство получит новый канцлер ФРГ

В воскресенье в Германии прошли всеобщие парламентские выборы. Согласно экзит-полам, Социал-демократическая партия Германии и консервативный блок ХДС/ХСС финишировали одинаково, набрав по 25%. Кто из них вырвется вперед и кто сможет сформировать правительство, пока неясно. Наверняка можно сказать одно: 16-летний период правления канцлера Ангелы Меркель подходит к концу.

Избирательные участки по всей стране закрылись в 18:00, и первые, еще предварительные, прогнозы, показывали беспрецедентный результат: Социал-демократическая партия Германии и консервативный блок Христианско-демократического и баварского Христианско-социального союзов набрали по 25% голосов. Победу между тем праздновали в штабе «Зеленых» — они получили порядка 15%, больше, чем когда-либо. Свободная демократическая партия и «Альтернатива для Германии» набрали по 11%. Впереди политиков и их сторонников ждала долгая ночь: подсчет голосов мог вывести на первое место как социал-демократов, так и консерваторов. Ясно только одно: кому бы ни было поручено сформировать правящую коалицию, канцлеру Ангеле Меркель предстоит покинуть свой пост.

Десять вопросов о выборах в Германии

Оставить его, впрочем, госпожа Меркель сможет только после того, как в ФРГ будет сформирована новая правительственная коалиция. А переговоры о ее создании могут затянуться аж до Рождества. По подсчетам немецких журналистов, если госпожа Меркель задержится в своем кресле дольше чем до 17 декабря, то побьет рекорд Гельмута Коля по нахождению на посту канцлера ФРГ. Однако уже сейчас немецкие и мировые СМИ подводят итоговую черту под эпохой Ангелы Меркель.

Когда она возглавила Германию в 2005 году, напоминает Der Spiegel, позади оставались 1990-е — счастливое время для европейской политики, полное евроинтеграционных надежд.

На кризисы, которые обрушивались затем на Европу один за другим — в 2008 году финансовый, в 2010 году европейский долговой, затем миграционный и, наконец, пандемия,— госпожа Меркель реагировала со сдержанностью, выдержкой и достоинством, которые лишь в малой степени можно объяснить ее протестантскими религиозными взглядами. Собеседники “Ъ”, сталкивавшиеся с канцлером лично, не раз отмечали ее потрясающую работоспособность, привычку во время любого совещания внимательно слушать, уточнять детали и вести записи. Самая влиятельная женщина мира (по версии Forbes) и первая — на посту федерального канцлера, она смогла наладить диалог со всеми мировыми лидерами, со многими — найти компромисс. По данным опубликованного на прошлой неделе опроса Pew Research Center, она и сегодня в лидерах по уровню доверия руководителям государств среди жителей 17 стран мира с 64% голосов.

В то же время для любого, кто подводит сегодня итоги «эпохи Меркель», неразрешимым остается один вопрос: что именно, какую победу, к примеру, на внешнеполитической арене поставить ей в заслугу? «Как будто бы выжидание — это такая стратегия,— отмечает Der Spiegel.— Но грань между реалистичным восприятием действительности и апатией иногда очень тонка. Стратегическое терпение может быть умным выбором — или же отговоркой, чтобы ничего не делать». Журналисты косвенно возлагают на канцлера вину и за то, что сирийским беженцам не помогли еще на их территории, предотвратив наплыв мигрантов в Европу, и за вышедший из-под контроля украинский кризис. Статус-кво к концу правления канцлера Меркель они фиксируют так: «Евросоюз в огневом кольце от Ливии до Сирии, от Грузии до Белоруссии… На Украине ценой 13 тыс. жертв воцарилось хрупкое перемирие. Россия и Турция отвернулись от Европы».

Ангельская эпоха

Ангела Меркель

Фото: Michaela Rehle, Reuters

«Хвалить политиков в немецких СМИ не положено, надо критиковать»,— парирует руководитель Центра германских исследований и замдиректора Института Европы РАН Владислав Белов. Он предлагает не возлагать на канцлера ответственность, которую следовало бы разделить и с другими странами, и с президентом, министром иностранных дел и правящей коалицией ФРГ. «Если оценивать непосредственно Ангелу Меркель, то за 16 лет из нее сформировался политик мирового уровня, способный представлять коллективный Запад. И ее визиты перед уходом из большой политики это подтверждают. Ни в Москве, ни в США ее не встречали как хромую утку, совершающую формальную прощальную поездку. Ни на родине, ни за рубежом она не боялась гнуть свою линию, несмотря на критику»,— отмечает эксперт. «Даже Дональд Трамп воспринял ее как равную себе,— уверен господин Белов.— При этом в отношениях с КНР, США, Россией она жестко отстаивала интересы не только Германии, но и ЕС. Да, не все удалось. Но кого еще из европейских политиков последних десятилетий можно поставить с ней рядом?»

«Отношения сложные, но не катастрофические»

На российском направлении ситуация за эти годы складывалась не легче. Двусторонние отношения испытывали один удар за другим: Грузия 2008 года, присоединение Крыма и конфликт на Украине (госпожа Меркель пыталась участвовать в его урегулировании, но не слишком успешно), инцидент с Алексеем Навальным (канцлер посетила его в больничной палате), хакерские атаки и убийство в Берлине полевого командира чеченского происхождения Зелимхана Хангошвили, в которых обвиняют Россию.

Правда, при этом, говоря о неудачах Ангелы Меркель, напоминает Владимир Гринин, посол РФ в ФРГ в 2010–2018 годах, многие забывают первые годы ее правления, когда она прилагала значительные усилия как по оздоровлению национальной экономики, так и по развитию торгово-экономических связей с РФ. «Именно тогда наши экономические связи с ФРГ получили мощный рывок. Увеличилось не только количество предложенных немцами важных и значимых для нас проектов, но и число начавших действовать непосредственно у нас филиалов германских предприятий»,— заявил господин Гринин “Ъ”.

В тот же период, добавляет посол, «мощный толчок получила и политическая составляющая наших отношений». «Чего стоит хотя бы 12-й раунд российско-германских межгосударственных консультаций, состоявшийся в июле 2010 года в Екатеринбурге под председательством тогдашнего президента Дмитрия Медведева и канцлера Ангелы Меркель,— вспоминает он.— Достигнутый уже к тому времени высокий потенциал стратегического партнерства России и Германии получил там дополнительный, весьма впечатляющий задел».

Кстати, на экономических отношениях трения последних лет между Москвой и Берлином, что удивительно, сильно не сказались.

«Германо-российские торгово-экономические отношения определяются прежде всего экономическими факторами — такими как изменение цен на нефть или состояние российской экономики. Исключение — крупные проекты, как «Северный поток-2», где политика Ангелы Меркель сыграла значительную роль. Определенное влияние сыграли, конечно, и санкции, но на торговлю куда больше повлияло российское продуктовое эмбарго, чем санкции ЕС»,— пояснил “Ъ” эксперт берлинского фонда «Наука и политика» Янис Клуге.

По словам Маттиаса Шеппа, председателя правления Российско-германской внешнеторговой палаты, в 2006–2016 годах возглавлявшего московское бюро Der Spiegel, немецкие компании по-прежнему заинтересованы в российском рынке. Только в первом полугодии 2021 года они инвестировали в российскую экономику €1,4 млрд. «За последние четыре года число членов палаты выросло более чем на 250 и скоро достигнет 1050. Многие инвестиции немецкого бизнеса в России поступают от малых и средних предприятий и семейного бизнеса. Это дает нам уверенность в том, что уровень инвестиций останется высоким и в будущем,— говорит он.— Германо-российские экономические отношения уже на протяжении десятилетий стоят на прочном и стабильном фундаменте. Это особенно заметно в политически напряженные кризисные времена».

Главным успехом в германо-российских отношениях многие называют реализацию проекта «Северный поток» — плод прагматичного подхода Ангелы Меркель, не устававшей подчеркивать, что речь здесь идет об экономике, а не политике.

Нельзя забывать и о том, что госпоже Меркель удалось найти общий язык — или скорее два общих языка — с Владимиром Путиным: они всегда говорили как по-немецки, так и по-русски. «За многие годы совместной работы между нами сложились хорошие деловые отношения» — так оценил президент России 16-летние контакты с канцлером ФРГ в ходе последнего визита Ангелы Меркель в Москву. «Конечно, наши взгляды не всегда совпадали, но диалог между нами был откровенным, содержательным, нацеленным на поиск компромиссов, на решение самых сложных вопросов»,— сказал он. И добавил: «Подчеркну, Германия является для России действительно одним из приоритетных партнеров и в политике, и в экономике».

Правда, незадолго до этого глава МИД ФРГ Хайко Маас оценил состояние российско-германских отношений менее радужно: ситуация, по его словам, «серьезнее, чем когда-либо в последние 30 лет». Но диалог, как показал последовавший визит Ангелы Меркель, не прерван.

«Я бы охарактеризовал отношения как сложные, но не катастрофические»,— говорит Маттиас Шепп. «Ведь отношения между Россией и Германией состоят не только из политических, но и экономических и культурных связей, а также партнерства городов и молодежных и спортивных обменов. В этом отношении связи России с Германией крепче, чем с любой другой западной страной,— уверен он.— Во-вторых, я думаю, что антагонизм, существующий между Россией и ЕС, Россией и Германией, затрагивает не только политическую верхушку, но и более глубокий уровень. Эти глубинные разногласия останутся и впредь независимо от того, кто будет на вершине политической пирамиды — Владимир Путин в России или Ангела Меркель в Германии».

Галина Дудина